Странный вопрос вынесли мы в заглавие заметки: разве мог герой знаменитого романа «Три мушкетёра» встречаться с реальным историческим лицом? Представьте себе – мог, но не он, а реальный д’ Артаньян! Ведь прообразом литературного героя был мушкетёр д’ Артаньян, записки которого и использовал в своей работе А. Дюма. И вообще у всех героев романа были свои реальные прототипы.

Шарль Ожье де Бац де Кастельмор, взявший себе впоследствии имя д’Артаньян, явился в Париж из Гаскони около 1638 года с рекомендательными письмами к де Тревилю (два его старших брата, Поль и Жан уже служили в мушкетёрах), однако тот для начала определил его кадетом во французскую гвардию, в роту своего шурина. Там уже служил Исаак де Порто («Портос» у Дюма). Своё боевое крещение оба приняли во время осады Арраса в 1640 году, затем ещё два года участвовали в разных сражениях с испанцами и лишь после того были приняты в мушкетёры. По своему статусу в свите короля мушкетёры стояли ниже личной охраны и жандармов, но наравне с гвардейской лёгкой кавалерией. Служба мушкетёром считалась почётной, и дворяне рвались в их ряды. Лейтенантом роты мушкетёров считался сам король. Далеко не все мушкетёры изначально принадлежали к высшей знати. Знаменитый капитан де Тревиль происходил из рода разбогатевших буржуа, из поколения в поколение занимавшихся ремеслом каменщика. Прадедом Атоса (который был вовсе не благородным графом де Ла Фер, каким его представил Дюма) тоже был торговец. Являясь дальним родственником де Тревиля, Атос в 1640 году поступил в роту мушкетёров, предварительно послужив в гвардии. Отец Исаака де Порто был всего лишь генеральным нотариусом в Беарне. Его младший сын, которого Дюма-отец окрестил Портосом, поступил во французскую гвардию, в роту Дезэссара. В эту же роту поступил  и д’ Артаньян, тоже сын «облагородившегося» разночинца. Он взял себе фамилию матери, Франсуазы де Монтескью д’ Артаньян. «Артаньян» – это небольшая деревушка; её название происходит от кельтских «arto» (медведь) и «anum» (владение), иными словами – «медвежий угол». Из знаменитой четвёрки мушкетёров только Арамис, то есть Анри д’ Арамиц, действительно принадлежал к дворянству шпаги. Его отец Шарль д’ Арамиц был дядей де Тревиля по матери и к моменту поступления своего сына Анри в мушкетёры (в том же самом 1640 году) дослужился до чина сержанта под командованием своего племянника.

Д’ Артаньян ряд лет прослужил у преемника Ришелье кардинала Мазарини, выполняя его самые щекотливые поручения. После смерти Мазарини он опять перешёл на королевскую службу. Все воинские чины, включая капитанские и полковничьи, были продажными. Поэтому заветный чин капитан-лейтенанта «серых мушкетёров» д’ Артаньян смог купить только в 1667 году, так как тот стоил больше 200 тысяч ливров.

Биография четырёх мушкетёров сложилась по-разному. Следует отметить, что тогдашние мушкетёры в большинстве своём женились лет под сорок, когда «жизнь кончена». Брат д’ Артаньяна – Поль де Кастельмор – пошёл под венец в пятьдесят восемь лет и через год овдовел: его жена скончалась, родив слабенькую девочку, которая тоже умерла через двенадцать дней. Сам д’ Артаньян обзавёлся семьей лишь в сорок восемь лет, да и то был мужем и отцом лишь на бумаге. Его семейная жизнь была очень неудачной и протекала в вечных раздорах и скандалах. Впрочем, несчастливая семейная жизнь в те времена была нормой, а не исключением. По мнению госпожи де Ментенон, морганатической супруги Людовика XIV, две трети её современников были несчастливы в браке. Знаменитая госпожа де Скюдери писала: «Женятся, чтобы ненавидеть». В ту эпоху говорили, что в жизни женщины должны быть трое мужчин: муж, милый друг и неважно кто. Исаак де Порто – женился в сорок один год, причём жена была немногим его младше. По этой причине мушкетёры не успевали обзавестись многочисленным потомством. У Тревиля было два сына, которые сами так и не женились; у «Портоса» – два сына, и у д’ Артаньяна – тоже два.

Атос погиб на дуэли молодым человеком, успев пробыть мушкетёром лишь несколько лет. Анри д’ Арамиц («Арамис»), отслужив в мушкетёрах пятнадцать лет, в 1650 году женился на Жанне де Беарн-Бонасс и вернулся на родину. В их семье родилось четверо детей. Исаак де Порто («Портос») умер от апоплексического удара, когда ему уже «стукнуло» девяносто пять лет. И только неугомонный д’ Артаньян погиб на войне, когда он в свои 63 года повёл мушкетёров на штурм крепости.

В начале 1673 года Людовик XIV решил осадить Маастрихт – главный город Брабанта, стоящий на реке Маас и занимающий стратегическое положение на пересечении дорог из Льежа и Ахена. При штурме этой крепости и был убит д’ Артаньян: мушкетная пуля попала ему прямо в горло, и он остался лежать на насыпи рядом со знаменем роты. Любившие своего командира мушкетёры вызвались вынести его тело из-под огня. Четверо были убиты и ранены, прежде чем это удалось сделать квартирмейстеру роты. Король за это пожаловал ему награду в тридцать тысяч ливров. После сражения  Людовик XIV велел отслужить заупокойную службу по своему отважному офицеру. В присутствии двух кузенов д’ Артаньяна, Пьера и Жозефа де Монтескью, его похоронили у стен Маастрихта.

Богдан Хмельницкий происходил из семьи украинской православной шляхты. Его отец Михаил Хмельницкий служил при дворе великого коронного гетмана Станислава Жолкевского, прославившегося участием в русской Смуте. Заведя хозяйство, Михаил женился на казачке Анастасии. В октябре 1595 года у них родился сын, названный Богданом (Богом данный). По традиции того времени ему дали и второе имя – Зиновий. Образование Богдан получил в иезуитском коллегиуме во Львове. Впоследствии он свободно владел польским, латынью, турецким и татарским языками. Иезуиты научили Богдана разбираться в людях и владеть психологией толпы. Никому не удавалось так искусно управлять казацкой массой, как это делал Хмельницкий. Дома и в коллегиуме его воспитывали в духе верного королевского подданного. Долгие годы он будет считать Речь Посполитую своей отчизной, а себя – верным слугой королю.

В 1620 году отец и сын Хмельницкие приняли участие в походе гетмана Жолкевского против турок. В битве при Цецере Михаил был убит, а Богдан попал в плен. Он два года провёл в Стамбуле у одного из офицеров султанского флота. За эти годы он сумел завести знакомства среди многих влиятельных пашей. Из плена его выкупила мать. Вернувшись домой, Богдан вступил в только что созданный Чигиринский реестровый полк. Для него служба в регулярной армии была прекрасной воинской школой. В 1644 году кардинал Мазарини через французского посла вёл в Варшаве переговоры о том, чтобы нанять запорожских казаков. Богдан вместе с двумя другими казацкими старшинами в 1645 году был отправлен во Францию, и там (в Фонтенбло) вёл переговоры о найме двух тысяч украинских казаков на французскую службу. Здесь он и мог познакомиться с д’ Артаньяном, который был хорошо известен при дворе и выполнял ответственные поручения кардинала Мазарини.

В дальнейшем их пути-дороги разошлись: отважного мушкетёра ждала судьба сложить свою голову  на чужой земле, а Богдана Хмельницкого – стать одним из лидеров народного восстания против польских панов. Д’ Артаньян оставил после себя обширные записки, которыми и воспользовался Дюма-отец при написании своего бессмертного романа. Жаль, что ничего подобного не оставил знаменитый украинский гетман Богдан Хмельницкий.

Андрей Смирнов,
кандидат философских наук, член-корреспондент
Академии геополитических проблем

Ставьте “5”, если вам понравился материал! Благодарим за регистрацию в нашем блоге! Пишите нам, оставляйте комментарии!

Служба 08 Живая справочная моего города 777-888. Я ТАК ЖИВУ!

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Войти с помощью: